Моя подруга решила взять ребенка из детского дома, но боялась идти туда одна и упросила меня с ней сходить. Сейчас у меня 21 ребёнок…

 

 

О бескорыстии

Я стала замечать, что когда игрушка падает, все дети реагируют, а Светлана даже головы не повернёт. Я по два раза в год её носила к лору, а мне там говорили, что всё нормально, и чтоб я больше не ходила, дескать, получаешь деньги за опеку – и ладно, какая тебе разница? Но я же мать – я видела, что что-то не так.

Один человек посоветовал свозить Свету в платную клинику слуха. Там девочку посмотрели и сказали: «Мамаша, а где же вы раньше были? Девочка-то у вас глухая!» У меня была такая истерика! Как же так?! Я столько раз ходила к врачам, беспокоилась, а мне ничего не сказали.

Нужна была срочная дорогостоящая операция. Дали мне бумажку с суммой – я глянула: у меня был шок! Но я сказала, что найду деньги. Я не сказала им, что девочка – сирота под опекой. Вообще тогда об этом не думала. У нас был огромный сад с двухэтажным домом. Муж сказал: «Вера, у нас нет другого выбора. Давай продавать». Продали ровно за ту сумму, которая была в тот момент нужна, намного дешевле реальной стоимости, потому что тянуть было нельзя – чем раньше операция, тем больше шансов на успех.

Через несколько дней после операции губернатор вручал мне грамоту за многодетное материнство, и по местному телевидению показывали репортаж с награждения. Когда я приехала в клинику, меня вызвали к главврачу, и он сказал: «Вы почему скрыли, что ребенок сирота?» И распорядился вернуть деньги. Всю сумму нам вернули, но, конечно, купить на эти средства такие же сад и дом было нельзя. Зато Света теперь хорошо слышит.

 

Об Иере

Самое большое мое достижение – это четырехмесячная Иера. Чтобы избежать позора на весь род, ее незамужняя мать приехала из Туркменистана рожать в Нижний Новгород, дала ребенку имя и сразу написала отказ. Девочка родилась с ДЦП и эпилепсией. При этом она была такая черненькая! Невропатолог, когда ее увидела, была в шоке: «Вера! Ну ты даешь! Чем дальше в лес, тем больше дров!».

Но я малышку очень полюбила. Много любви и труда вложила в нашу Иерочку. На протяжении многих лет делала ей ежедневные массажи, мы доставали лекарства из заграницы. Сейчас девочка ходит, учится в обычной школе в третьем классе на пятерки (только одна четверка), умничка, со второго-третьего раза полностью запоминает стихотворения.

О личной трагедии

Нашего родного первенца мы похоронили, когда ему было 20 лет. Дениса забрали служить в Североморск. Мы ему посылали деньги в конвертах, но однажды письма стали возвращаться назад. Уже без денег. Я забила тревогу, обратилась в комитет солдатских матерей. Полгода не могли его найти. Потом подключился губернатор, и Дениса нашли в госпитале в Североморске – я хоть успела его увидеть. Он был сильно избит, и в скором времени умер. 15 лет прошло, а я все плачу. Вот рассказываю, и слезы льются. Что произошло, я так и не узнала. Суда не было, все держали в секрете.

 

О муже

Папа у нас, Сергей Анатольевич, всю жизнь работал плотником на стройке, дома все делал своими руками. Когда в 2012 году нам вручили денежную награду, он вместе со старшими детьми сам построил дом, в котором мы живем теперь. Дом большой – 175 квадратных метров. Полученных денег не хватало, взрослые уже дети взяли кредиты и помогли финансово, хотя сами жили отдельно в своих семьях. Муж построил и баню с большой верандой, и сарай для животных.

Сейчас он, как и я, находится официально на должности «приемный родитель». Я решаю воспитательные и учебные вопросы, а он ведет все хозяйство. Он построже, в чем-то мудрее меня. Иногда меня одергивает и говорит, что я не права. Я сначала спорю, а потом проходит время, и понимаю, что действительно прав был он, извиняюсь.

Он любимый и любящий муж, моя надежда и опора. Мы познакомились, когда мне было 13 лет, а ему 15. Дружили до армии. Потом я ждала его из армии, и, когда он вернулся, мы поженились. Получается, 43 года мы вместе, и я до сих пор чувствую его любовь.

О взаимоотношениях

У нас никогда не было такого, чтобы кто-то говорил «этот родной, а этот не родной». У нас все дети родные. Единственное что – за приемными детками нужно больше контроля. Например, могут уроки не выучить, если не проверить… Все-таки что-то в каждом человеке изначально заложено, что не зависит от воспитания.

Между детьми отношения всегда были хорошими, они друг друга поддерживают. Старшие, которые уже с нами не живут, приезжают на выходные. На праздники – так у нас вообще полон дом: дети с супругами, внуки.

О зароке

Когда мне было 10 лет, на маму напал преступник с ножом, и она долгое время пролежала в коме. Меня на это время поместили в интернат. Там мальчишки лупили нас, тех, кто послабей. Я видела, как там плохо детям живется, и дала себе зарок, что когда вырасту, у меня будет много детей, я буду любить их и давать им все самое лучшее. Когда меня потом спрашивали, чего я хочу в жизни, я отвечала, что хочу 20 детей. Конечно, в школе надо мной смеялись. Но я пронесла это через всю свою жизнь и осуществила мечту».

 

Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: